Балканы — новый фронт войны с Россией

Случилось, по словам главы российского МИД, "немыслимое". Евросоюз заблокировал возможность визита Сергея Лаврова в Сербию. Вчера и сегодня министр должен был посетить Белград, но соседи балканской страны закрыли небо для его самолета.

То есть Евросоюз закрыл небо для всех российских самолетов еще в конце февраля, а сам министр находится в санкционных списках. Но при этом в отношении Лаврова была сделана оговорка насчет возможности посещения им европейских стран для переговоров. Однако дело в том, что Сербия не входит в Евросоюз, и не закрывала свое небо для российских самолетов, и уж тем более не вводила санкций против Лаврова. Более того, Белград все эти три месяца остается единственным европейским городом, из которого есть рейсы в Москву, точно так же можно улететь и в обратном направлении — только на борту "Эйр Сербия". Теоретически Лавров мог воспользоваться одним из этих рейсов, но наш МИД решил проверить Европейский союз на вменяемость.

Болгария, Черногория и Северная Македония не дали разрешения на пролет самолета Лаврова, и, хотя президент Сербии Вучич лично пытался решить вопрос о пропуске борта (видимо, в разговорах с главами этих государств), ничего не получилось. Визит сорван. Сам министр назвал произошедшее возмутительным, причем в первую очередь в отношении Сербии:

"Заблокирована международная деятельность Сербии на российском направлении. Это еще одна очень наглядная и поучительная демонстрация того, насколько далеко НАТО и ЕС могут пойти в задействовании самых низкопробных способов воздействия на тех, кто руководствуется национальными интересами и не готов жертвовать своими принципами в угоду тем самым правилам, которые Запад навязывает вместо международного права".

Да, произошло, по словам Лаврова, "лишение суверенного государства права на осуществление внешней политики" — и это если говорить о Сербии. Что же касается Болгарии, Черногории и Северной Македонии, то они лишились его уже давно: вместе с суверенитетом. Став частью ЕС (Болгария) и НАТО (все три страны), они потеряли право на самостоятельную внешнюю политику. Поэтому бесполезно сейчас напоминать им, что своим возникновением они обязаны России (как Болгария) или даже были частью нашей империи (как Черногория). Сейчас они не могут ни защищать свои отношения с соседом, то есть с Сербией, ни даже поддерживать крайне выгодные для них связи с Россией, причем вовсе не из-за нашей спецоперации на Украине.

Ведь Болгарию заставили отказаться от трубопровода по дну Черного моря еще несколько лет назад — в итоге возник "Турецкий поток". А Черногория, в которую были вложены огромные деньги из России и которую посещали миллионы наших туристов, предпочла вступить в НАТО. Сейчас им уже обрубают все связи с Москвой, и их власти, в отличие от руководства Венгрии, даже не пытаются отстаивать национальные интересы.

Потому что не могут? Да, увы, как по причине огромной зависимости от ЕС, так и вследствие слабости и коррумпированности элит этих стран. Балканы всегда были полем борьбы великих империй, разных цивилизаций: в последние столетия тут бились османы и Габсбурги, потом началось русское влияние. Полтора века назад Россия обеспечила независимость балканским странам, а после войны они и вовсе оказались нашими союзниками (Болгария) или нейтральными, но близкими к нам (Югославия). Крах СССР и социалистического лагеря, кровавый распад Югославии привели к тому, что Балканы стали добычей Евросоюза, но такой добычей, с которой ЕС не знает, что делать.

Потому что репутация "порохового погреба" не просто не осталась в прошлом: ситуации в Боснии, вокруг Косово (да и албанский вопрос в целом, включая Македонию и Черногорию) свидетельствуют о том, что нынешние границы очень условны. Именно поэтому вступление в НАТО опережает прием в ЕС, почти все балканские страны (кроме Сербии, Боснии и частично признанного Косово) уже в атлантическом пакте, а вот к ЕС присоединились только Болгария, Хорватия и Словения. То есть Запад хочет установить военный контроль над регионом, но не желает брать на себя ответственность за уровень жизни небогатых стран с непонятным будущим. Это касается в первую очередь Боснии, но также и Албании с Северной Македонией, и тем более Косово с неурегулированным статусом.

При этом камнем преткновения остается Сербия — самая важная балканская страна и единственная, кто пытается отстаивать свои отношения с Россией. Сейчас, когда конфронтация атлантистов с Москвой дошла до максимума, Евросоюз пытаются подтолкнуть к быстрому решению вопроса о западных Балканах, то есть шести государствах, ждущих своей очереди на вступление в ЕС (Босния, Сербия, Албания, Северная Македония, Черногория и Косово). Еще в прошлом году Евросоюз не мог обещать им вступление, хотя раньше были намеки на 2025 год. Но теперь ситуация изменилась — и уже слышны голоса о том, что на фоне противостояния с Россией нужно ускорить процесс интеграции Балкан, чтобы не дать Москве возможности мутить воду в этом регионе. То есть Западные Балканы все в большей степени воспринимаются как одна из зон противоборства, а значит, и вопрос о сдерживании России становится актуальнее.

Месяц назад канцлер Шольц заявил: в перспективе все Западные Балканы должны войти в ЕС, но на пути к этому стоит урегулирование косовского вопроса, то есть признание Белградом независимости Косово. Морковкой для сербов служит вступление в ЕС, но они не готовы отказаться от потерянной провинции, тем более что косовские власти не оставляют претензий даже на населенный сербами север их самопровозглашенного государства. Надежда Сербии на поддержку России тоже небесконечна, тем более в условиях, когда соседи Белграда постепенно будут все больше опутываться атлантическими и евросоюзовскими узами, а отношения ЕС и России фактически заморожены. О риске войны НАТО с Россией уже не говорит только ленивый.

При этом как раз рост напряженности между ними на руку сербам и делает ситуацию на Западных Балканах менее предсказуемой. Потому что ускорить интеграцию региона Евросоюз сейчас все равно не сможет: у него и так много проблем с единством на фоне разрыва отношений с Москвой, так что позволить себе еще и продавить прием небогатых балканских товарищей не получится. Не говоря уже о том, что общеэкономическая ситуация в ЕС в ближайшие годы точно не будет благоприятствовать интеграции новых участников: это ведь требует и приличных субсидий. Но еще важнее настроения в самом Евросоюзе, население которого и так не горело желанием объединяться с очередной порцией балканцев, у которых к тому же еще и не решены междоусобные споры (а ЕС решить их точно не сможет).

России в этих условиях достаточно наблюдать за метаниями европейцев и при этом неуклонно укреплять свое присутствие в Сербии. Даже не просто укреплять, а максимально расширять его, используя как потенциал взаимной симпатии, так и общие геополитические интересы. Мы не должны просто пытаться сделать из Сербии свой форпост в Европе — нужно помочь ей стать самостоятельным центром силы в регионе. Да, относительным центром силы, но таким, который мог бы продержаться до тех пор, пока глобальные изменения не приведут к новой расстановке сил и в Европе, и на мировой арене в целом. За три века наших активных отношений с сербами мы вместе и порознь пережили так много потрясений, что нет оснований не верить: из нынешнего кризиса мы тоже выйдем с честью — и более сильными, чем вошли в него.

А в том, что в Белград еще прилетят и Лавров, и Путин, нет никаких сомнений.