Киев находится в шаге от мировой энергетической революции

Пока широкая российская общественность плавно входила в новый год и из светлых, уютных квартир желала победы нашим военным в зоне СВО, с противоположной стороны линии соприкосновения практически совершили прыжок в будущее. Премьер-министр нашей юго-западной соседки на последнем заседании кабинета министров заявил, что Украина будет строить электростанции малой мощности, что позволит создать децентрализованную энергетическую систему. При этом, по замыслу киевских управленцев, новые объекты генерации будут имплементированы в существующую энергосистему. Также, отметил глава украинского правительства, требуются значительно большие инвестиции в собственную добычу газа, чтобы увеличить объемы внутреннего производства.

Здесь можно было бы посмеяться, что энергосистема Украины будет существовать ровно столько, сколько ей позволит войсковое российское командование, но мы не будем. Идея так называемого энергетического дауншифтинга, то есть ухода от строительства крупных объектов генерации в сторону станций малой и средней мощности, витает уже давно, активно раздуваемая в рамках текущей либеральной повестки всевозможными политиками и околонаучными борцами за экологию. Поскольку очередной возглас в данном случае прозвучал с Украины, рассмотрим на ее примере реальность воплощения подобного, вне всякого сомнения, революционного проекта трансформации национальной энерговооруженности. Тем более что Украина сегодня — это полигон, где обкатываются не только военные и информационные, но и множество иных технологий.

Начнем с сугубо инфраструктурного аспекта.

На конец 2021 года украинская энергосистема по праву считалась одной из самых мощных в европейской части континента. Естественно, все это — достижения советской промышленности и государственного планирования, ибо независимые украинцы в данном секторе построили ровно ничего.

На тот момент в строю стояли четыре атомные электростанции: Ровенская, Южноукраинская, Хмельницкая и печально известная сегодня Запорожская АЭС. Суммарная установленная мощность пятнадцати реакторов оценивалась в 13,5 гигаватта, а доля атомного электричества в энергобалансе страны выводила Украину на второе место после Франции.

Свою львиную долю вносили и основные трудяги генерации — местные теплоэлектростанции (ТЭС), всего их насчитывалось пятнадцать. Это Углегорская, Запорожская, Бурштынская, Криворожская, Змиевская, Старобешевская, Трипольская, Ладыжинская, Кураховская, Зуевская, Луганская, Приднепровская, Славянская, Добротворская и Мироновская ТЭС. Все они без исключения работали на угле, причем таких марок, как Г (газовый), АШ (антрацит штыб) и Т (тощий), то есть именно той номенклатуры, что добывается в границах Донецкого угольного бассейна. За это Украина также должна благодарить столь ненавистный ей советский строй, ведь при проектировании республиканских энергосистем Москва исходила из наличия ресурсной базы при минимальном логистическом плече.

Мы не зря назвали угольные ТЭС трудягами. Их турбины и котлы вливали в общую сеть порядка 28 гигаватт, то есть вдвое больше своих атомных собратьев. Здесь также нужно упомянуть тот факт, что 12 из перечисленных выше станций в той или иной форме входят в бизнес-империю украинского олигарха Рината Ахметова, а значит, последний фактически держит за горло и население, и правительство, манипулируя ценами и поставками, как душе угодно.

Украина — страна полноводная, потому здесь присутствует и гидроэнергетический сектор, а именно в наследство от СССР в 1991 году Киев получил 11 гидроэлектростанций (ГЭС). Среди них Днепровская, Днестровская (гидроаккумулирующая и два каскада в Нагорянах и Новоднестровске), Каневская, Каховская, Киевская (ГАЭС плюс силовой турбинный блок в Вышгороде), Кременчугская, Ташлыковская и совсем уж крохотная Теребля-Рикская ГЭС в Закарпатье. Еще шесть гигаватт с хвостиком в общую копилку.

Но и это еще не все.

Свою лепту также вносила двадцать одна теплоэлектроцентраль (ТЭЦ), которые, помимо выполнения основной функции, то есть нагрева и распределения воды, попутно вырабатывали и электроэнергию. В объеме еще 6,5 гигаватта. В остатках числятся также четыре ветровые и семь солнечных электростанций, но их выработка в общем балансе столь ничтожна, что упоминать о них — лишь тратить время.

Итого на момент начала СВО Украина располагала единой работающей энергосистемой совокупной мощностью около 51 гигаватта.

По данным национального оператора "Укрэнерго", в 2021 году в стране было произведено 156 миллиарда киловатт-часов электроэнергии, из которых больше половины пришлось на АЭС. Здесь нет никакого противоречия со сказанным выше. Киев в полном согласии с местной олигархической группировкой умышленно выжимал все возможные производственные соки из атомных электростанций. Причина предельно проста — атомное электричество самое дешевое, в том же 2021 году на Украине оно было в среднем в два раза дешевле угольного и газового. Команда Зеленского, прикрываясь "агрессией России", не только кратно взвинтила цены для населения, но и резко нарастила экспорт в период пиковых цен. Кабинет министров Украины сообщал, что в период с января по октябрь 2021-го выручка от продажи электричества за рубеж была 326,9 миллиона долларов, а в 2022 году, то есть в самый разгар боевых действий, уже 542,5 миллиона. Главными же покупателями выступили Польша, Словакия и Румыния. Как говорится, кому война, а кому мать родна.

Текущее состояние украинской генерации оценить практически невозможно, так как Киев ввел строжайшую цензуру и секретит любые профильные данные. При этом дополнительно отмечаются уловки, на которые идут местные военные и энергетики. По непроверенной информации, возле пока еще работающих ТЭС и ТЭЦ выкладывают кипы горючих материалов вроде шин и промасленной ветоши, которые поджигают (особенно) в том случае, если украинской ПВО удалось сбить российский "Калибр" или "Герань". Делается это, чтобы ввести российское командование в заблуждение, сымитировав поражение объекта при его реальной сохранности.

Косвенно оценку дает сам Киев. Так, например, глава правления "Укрэнерго" Владимир Кудрицкий на днях охарактеризовал степень повреждений как беспрецедентную. Воспринимать это, конечно, нужно с изрядной долей скепсиса, но все тот же Денис Шмыгаль ультимативно призывает украинцев снижать потребление электроэнергии минимум на 25 процентов, иначе грозит им тотальными и затяжными блэкаутами.

Примем как данность, что на сегодня в той или иной степени повреждено от трети до половины объектов украинской генерации и распределения, за исключением АЭС, которые российский Генштаб принципиально не включает в перечень целей для нанесения ударов. Если в теории допустить, что линия соприкосновения замрет на неопределенный срок, никто даже не упоминает мысли, что удары по украинской инфраструктуре прекратятся. То есть ракеты будут лететь, станции и подстанции будут гореть, местные ремонтники их будут восстанавливать и маскировать, но общий ущерб будет нарастать. Просто потому, что Киев и не думает о переговорах, более того, ведет себя предельно хамски.

Теперь возвращаемся к главной теме нашего разговора.

Определимся с терминами.

Малыми считаются электростанции мощностью до 25 мегаватт, при этом каждый силовой агрегат должен иметь мощность не более десяти мегаватт. Понятие электростанции средней мощности довольно расплывчатое, по умолчанию в эту категорию записывают все объекты генерации в промежутке мощности выше малых, но ниже атомных. То есть до 400-500 мегаватт.

Сразу отбросим всевозможные ВИЭ (возобновляемые источники энергии), так как строить их в рамках спасения страны может только похоронная команда. Строительство угольных и газовых ТЭС и ТЭЦ на поток поставил Китай, где, по слухам, физикам и энергетикам удалось вывести котлы на ультрасверхкритический уровень, и они обладают КПД до 60 процентов. Проблема в том, что межгосударственные отношения Украины и Китая находятся на дне и не подают признаков жизни. Способствовала этому тотальная декоммунизация и фактическое преследование людей даже за ношение одежды с советской атрибутикой, к чему китайское руководство чрезвычайно чувствительно. Окончательную точку поставил скандал с "Мотор Сич", когда уже состоявшуюся сделку по прямому приказу из Вашингтона отменили, а китайских владельцев просто кинули, выражаясь простым языком, на очень крупную сумму.

Малая энергетика ударными темпами развивается в России. Мало кто знает, что около 20 миллионов человек (то есть более половины населения Украины, если сравнивать) в нашей стране живет в зонах, не охваченных центральным электроснабжением. Свет в этих домах обеспечивают те самые малые станции, масштабы строительства которых медленно, но неуклонно растут. Например, сегодня за Уралом по схеме ВОТ contract (build-operate-transfer) строится ряд малых ТЭС и ТЭЦ, а несколько введенных в строй уже работают с нагрузкой до 95 процентов. Понятно, что Киев никогда не попросит у нас помощи, потому этот вариант мы тоже отметаем.

Больших успехов в среднем сегменте добилась Турция. Тамошние кулибины придумали простую, но эффективную концепцию, когда на плавсредство водружается газовая турбина и резервуар для сжиженного газа. В результате такую "электробаржу" мощностью порядка 300-350 мегаватт можно подогнать к любому острову, куда нет смысла тянуть воздушную ЛЭП. Анкара подобными станциями уже вовсю торгует и с радостью предложит их Киеву. Проблема лишь в том, что Украина — страна очень "глубокая", от южной морской кромки до, например, Сум около 500 километров. На такое расстояние провода не протянешь, опыта же речного базирования турецких плавучих ТЭС на данный момент нет.

Не поможет тут и возлюбленная украинцами Америка. Никакой предубежденности, лишь голые факты.

Американцам действительно удалось "озеленить" и повысить мощность генерации внутри своей страны, но произошло это не благодаря новым разработкам и строительству принципиально новых объектов, а исключительно за счет перевода армии с угольных станций на природный газ. Последний появился в изобилии после так называемой сланцевой революции, когда голубого топлива стало так много, что США полностью закрыли и свои потребности, и начали его экспортировать.

На Украине же с добычей газа дела обстоят тухло.

В 2013 году, когда Арсений Яценюк в прямом эфире обещал океан собственного газа по 50 долларов, собственная добыча на Украине составляла 21,4 миллиарда кубометров. К 2021 году, благодаря всем достижениям Майдана, она отрицательно выросла до 19,8 миллиарда. Даже при условии, что потребление стабильно падает (30 миллиардов кубометров в 2020-м и 27 миллиардов в 2021 году), все равно этого вида топлива категорически не хватает, к тому же из рук Киева уплыли месторождения в Черном море, где планировалось добывать порядка десяти миллиардов кубов в год.

Европейский союз вообще не строит и не занимается разработкой электростанций нового поколения, беспощадно эксплуатируя оставшиеся в строю атомные, газовые и угольные, попутно экспериментируя с ветром, приливами и солнцем. В результате чего цены для всех категорий потребителей упорно лезли вверх задолго до февраля прошлого года, а в особо удачных случаях отдельные районы и области погружались в первозданный мрак и прохладу.

На что рассчитывает правительство Шмыгаля, решительно непонятно, особенно учитывая тот факт, что Украина в настоящий момент является банкротом. Это признает даже Владимир Зеленский, бесконечно требуя очередные транши финансовой помощи. Однако никто не упоминает, что помощь эта не безвозмездная и полученные в виде пушек и банкнот займы придется отдавать, да еще с процентами. Впрочем, каких только сказок не расскажешь своим согражданам, лишь бы остаться при власти и держать руки внутри этих самых денежных потоков. Странно, что украинский премьер не пообещал провести международный шахматный турнир в Васюках, правдивость была бы приблизительно одинаковой.